Жизнь — как подарок…

Анатолий Длусский — человек удивительный. Необычайно искренний, общительный, энергичный и очень веселый… Он — известный актер, автор и исполнитель, лауреат международного конкурса актерской песни им. Андрея Миронова. Среди других драматических и эстрадных артистов он выделяется своей непохожестью, потому и существует обособленно в творческом мире. Его низкий хрипловатый голос с приятным тембром не спутаешь ни с каким другим. Чем-то он мне отдаленно напоминает популярнейшего в советское время киноактера Николая Рыбникова, который все свои песни пел с улыбкой… В голосе Анатолия Длусского тоже много доброты и света. На его концертах зрители задумываются над смыслом жизни, плачут, радуются, пускаются в пляс возле сцены. Артист так «заводит» зал, что люди не хотят с ним расставаться, снова и снова крича «браво» и «бис». Он, как аккумулятор, подзаряжает всех мощной энергией, которой хватает потом до следующего его выступления.

Столь же интересен артист и в обыденной жизни. Вот небольшой фрагмент нашего дружеского разговора в гостиной:

— Анатолий, вы всегда были душой компании?

— Это у меня с детства. В школе я слыл весельчаком: к моим фантазиям «подключался» весь класс. В армии на моих концертах солдаты раскрепощались, «подсилковывались», укрепляли боевой дух. Много раз я пел для спортсменов, и они побеждали на международных соревнованиях, а потом говорили: «Это победа Длусского»… В песне я — истинный. Когда пою, каждый раз словно сгораю, умираю, чтобы опять возродиться.

— Ваши песни не бардовские и не эстрадные. Тогда какие?

— Все они — ЛЮБОВЬ. Жизнь так прекрасно, так мудро устроена! Она нам дана как подарок судьбы… Мои песни – еще и мука, которую хочется быстрей выплеснуть, но ничего радостнее этой муки нет. Песня — как появление на свет ребенка.

— Это для вас не просто метафора?

— Я присутствовал при рождении старшего сына… Помню, как меня это потрясло, как я дотронулся до его пупка, как, увидев его кудрявые волосики, в растерянности сказал: «Маленький Пушкин» — и чуть не упал в обморок… Меня под руки увели. В этот день я подумал: есть мое продолжение, значит, живу не зря.

— Не каждый мужчина отважится на такой поступок… Наверное, с вами часто случается что­нибудь необычное, не такое, как у всех?

— Да у меня вся жизнь такая! А жениться в сорок лет — разве это «как у всех»?

— Интересно, что образ будущей семейной жизни вы описали в «Балладе» еще задолго до свадьбы.

— Я написал эту песню, когда мне было 25 лет. В ней такие слова: «Я построю дом, прорублю окно, чтоб в моем дому было всем светло. Наколю я дров, затоплю я печь. Будет милая пироги в ней печь»… Словно предвидел то, что потом сбылось: и дом, и красавица-­жена, и дети, и вкусные пироги…

— О, да! Пробовала я эти отменные на вкус «длусские» пироги!

— Моя Вика — настоящая хозяйка, прекрасно готовит. Она у нас в семье самая главная, создает в доме уют и теплоту. В прошлом она пела в ансамбле «Терница», но потом сказала, что двух гениев в одной семье быть не должно, закончила аспирантуру и сейчас преподает экономику в Институте управления и менеджмента.

— Считаете ли вы себя хорошим семьянином?

— Да, но не все знакомые в это верят. Тянут меня в рестораны, предлагают весело провести вечер… Раньше я отговаривался, что дети маленькие, без моей сказки спать не ложатся, а теперь говорю, что надо уроки проверить… Ну, не нравится мне в этих компаниях! Мне интересно в семье. Поэтому я всегда тороплюсь домой. Семья — это труд, самопожертвование. А работа с детьми требует внимания, доброты и терпения.

— Дети у вас любознательные, находчивые, с чувством юмора. Это в большой мере и ваша заслуга. Вы очень много внимания уделяете им, не жалеете времени для общения.

— С раннего их возраста я был свободен от гастролей, много ими занимался, читал, рассказывал, объяснял. Гуляя на улице, мы постоянно беседовали, рассматривали каждое облачко, каждый листочек. Вот почему Егор и Глеб сейчас со мной. И стоит нам только посмотреть в глаза друг другу, мы сразу все понимаем.

— Анатолий, я недавно разговаривала с вашими ребятами по телефону и заметила большие перемены в них. Восьмиклассник Егор стал совсем серьезным, а шестиклассник Глеб не спешит расставаться с детством, рассказал мне несколько смешных случаев из жизни. Признался, что собирается стать хирургом. А когда я спросила Егора: «Кто теперь больше на кого влияет: папа на вас или вы на него?», он ответил: «Неизвестно. Надо подумать…»

— Они у меня молодцы, философы. Я хочу, чтобы они выросли духовными людьми. Конечно, высокое трудно постигнуть, ведь до него еще нужно подняться, а значит, совершить работу и, быть может, поранить душу… Учеба духовная самая сложная: это всегда страдания, муки, боль. Но именно духовность — величайшее благо.

— Что ж, пусть дети оправдают ваши надежды. От души желаю вам приумножить таланты, дарованные вам небесами, чтобы как можно больше людей согрелось вашими добрыми песнями. Любите и будьте любимы – это главное, на чем покоится счастье.