Как окунуться в приключения волонтера?

Хорошо, когда горит «зеленый свет» везения! Вскочить в пригородную маршрутку, зная только, где выходить, нечаянно забрести в чужие владения, где на тебя вдруг накинутся с лаем два громадных пса и … почему-то не тронут. Идти и идти, пока не кончится асфальт, за которым все и начнется: усадьба Адама Хмары, Международный летний лагерь волонтеров и их невероятные При-клю-че-ни-я!

 

«Фишка» Оли Хабибуллиной

Еще утром я не подозревала, что окажусь в старинной усадьбе XVIII века. Просто Ольга Хабибуллина, директор просветительского учреждения «Офис продвижения инициатив», истинный, убежденный волонтер как по роду деятельности, так и по духу, настолько зажигательно рассказывала о всех своих проектах. Сам девиз их взывает к чему-то яркому, авантюрному: попробуй что-то    новое!

-- В принципе, вся организация построена на добровольческих началах. С июня 2013 года, в рамках программы «Волонтерские лагеря в Беларуси», мы сотрудничаем с Международным благотворительным фондом «Семья- Единение- Отечество» в восстановлении уникального дворцово-паркового комплекса в деревне Сёмково Минского района.

В ходе нашей беседы я подметила одну интересную «фишку» потрясающе энергичной Оли Хабибуллиной: она подстегивает даже свой мозг, мгновенно выуживая необходимый ей термин или цифру, быстренько проговаривая сама себе: «Раз, два три!»

И вдруг – щелк! «Раз, два, три!» — командую я себе. — Ехать туда немедленно!»

 

Легенда о тоннеле и зеленом «человечке»

Эх, единственное: с туфлями на каблуках переборщила. Выход нашелся быстро и легко: сбросить их!

И было что-то     священное, языческое: ступать босиком, ощущая прохладные песчинки тропинки. Сквозь мощные стволы двухсотлетних старожилов-деревьев проглядывает солнце, (а может это следят за нами лесные духи?). Таинственность и ожидание… «Осторожно, не провалитесь в люк», — предупреждает Костя Калинин, кемплидер лагеря и мой «гид». Я теряюсь в догадках: что за загадочного зеленого волонтера он покажет? «Видите, деревце на пригорке? – вдруг останавливается Костя, махнув рукой. — Это он и есть! В прошлом году на второй смене ребята аккуратно выкопали его из кирпичной кладки усадьбы и посадили здесь. Такая вот волонтерская легенда».

Другую легенду они тоже пытались подтвердить — о существовании секретного подземного тоннеля, соединявшего два флигеля. Копали, копали: вход нашли, тоннель — нет.

 

Историческая Мекка в усадьбе Хмары 

Двести лет назад в этом месте кипела жизнь. К живописной усадьбе подъезжали кареты, выходили из них нарядные гости, поднимались по ступенькам в усадебный дом с симметричными флигелями с обеих сторон. Танцевали мазурку в бальном зале, гуляли во французском парке, любовались фонтаном на террасе. Особый зрительный эффект одной из аллей можно проследить и поныне: она «обманчиво» уходит вдаль на километр.

Это был настоящий дворец, с настоящим королевским залом, и останавливался в нем самый настоящий король Речи Посполитой Станислав Август Понятовский. Это был «маленький белорусский Версаль», любовно спроектированный итальянским архитектором Карло Спампани и построенный в 1775-1780 годах. Владел дворцом и этими местами минский воевода Адам Хмара.

-- Это был очень мудрый человек, настоящий хозяин, — с какой-то особой теплотой в голосе «рисует» его портрет Павел Королев, историк, краевед, экскурсовод.

 – Вы, случайно, не его земляк?— не удержалась от вопроса.

 Оказывается, нет. Но именно так, наверное, и звучит голос человека, когда в нем говорит чувство национальной гордости за свою историю, к которой он чувствует сопричастность, подумалось мне.

Адам Хмара прописал в своей «Инструкции для эконома» как относиться к крестьянам: с большей терпимостью, меньшей суровостью, — продолжает Павел. —. Михаил Дудинский в поэме  «Палац у Сёмкова» восхваляет рассудительность хозяина: тратить свои средства не на игры в карты и разные зрелища, а на строительство настоящих памятников искусства, как и поступал Адам Хмара. Он возвел и два костела. В костеле Рождества Девы Марии венчались родители Максима Богдановича. В костеле Вознесения Девы был похоронен он сам.

Наполеон Орда, Янка Купала, Якуб Колас, польский художник Юзеф Пешка… Чем так притягивало к себе стольких известных особ это удивительное место?

--Здесь шла старая дорога на Вильно, — поясняет историк. — Та самая, по которой сейчас вы и приехали в Сёмково.

После 1917 года в здании усадьбы размещался интернат для детей-сирот. А 15 лет назад вконец осиротевшая усадьба пережила самые тяжелые свои времена.

Я брожу по руинам, заходящее солнце щедро льет свет на кирпичные стены. И вдруг с ними происходит магическое преображение: глаз не оторвать! Вспыхнув червонным золотом, они становятся завораживающе-прекрасны, даже в таком виде сохраняя остатки своего благородного величия.  

 

Небо. Самолет. Девушки с лопатами

Мы сидим на скамеечке, на  «вечерней летучке» комаров. Костя, прихлопнув одного, докладывает:

 

-- Наши девочки сегодня семь деревьев …

-- Что? По-ва-ли-ли?! – делаем мы страшные глаза.

– Не повалили, а пни выкорчевали.

– Вы-кор-че-ва-ли?!!

-- Я сам в шоке был. Приустал немножко, в теньке оперся на лопату, гляжу, а там девочки с лопатами.

В прошлом году Костя был просто волонтер, в этом году ему предложили поработать кемплидером.

-- Стараюсь поддерживать контакт со всеми, я являюсь как бы «мостом» между ребятами и организаторами – поясняет он свои функции. — Сам я из Риги. Моя семья не очень понимает, что такое волонтерство, что дело не только в том, чтобы поехать поработать бесплатно, чему очень многие удивляются. А в том, например, что я познакомился здесь с целой тучей испанцев и с еще большей тучей поляков в прошлом году и до сих пор мы общаемся. Время работы пролетает незаметно, главное то, что происходит вечером: культурная программа, общение. Отречься от мира сего и жить в таком маленьком социуме, где устанавливаются свои правила, свои законы — это довольно интересно.

Гудит самолет. Костя смотрит в небо:

-- Самое интересное — я знаю, что это за самолет и куда он летит. Я работаю в аэропорту авиатехником, на жаргоне я — «слон», тот, кто имеет дело с механикой.

.

 

Французский вечер

-- Очень радует, что наши лагеря пользуются популярностью у участников из стран Европейского содружества: Испании, Франции, Польши, Германии, Латвии, а также из Украины, России, — делится Ольга Хабибуллина. -- РМОО «Лига добровольного труда молодежи» помогает нам в приеме иностранных волонтеров через свою международную сеть.

Подумалось с благодарностью: они покидают Средиземное море в родном Авиньоне, или Рижское взморье, или уютные улочки Германии и едут сюда, на руины усадьбы в Семково. С радостью посвящают две недели своих каникул или отпуска, не получая за свой труд денег. Они не ставят сверхзадач. Но делают то, что в их силах. Очень старательно, до пота, мозолей на ладонях и … синяков на коленках, которые нежная француженка Нина, вдруг приподняв краешек шорт, демонстрирует мне сейчас. А ее подруга Камил показывает мозоли на своих ладронях, обе при этом улыбаются.

--Зато работа на свежем воздухе, общение с людьми, — говорит Камил. – Это так интересно: местные люди не говорят по-французски и по-английски, а мы не говорим по-русски, но при этом общаемся, прекрасно понимая друг друга. 

Нина, сооружая гору бутербродов с французским сыром, салями, маслинами — сегодня в лагере французский вечер, добавляет:

  – Живя без Интернета, без телефона, открываешь для себя много нового, это меняет тебя в лучшую сторону. Я учусь и работаю журналистом в Авиньоне, обязательно напишу в газету о нашем лагере.

 

Улыбчивые плюсы и грустные минусы

 

Признаться, мне хотелось схватить ручку и по каждому пункту, в чем выигрывают те, кто едет сюда, ставить без передышки улыбчивые» + + +…»

 

-- Плюсов действительно очень много, — соглашается Ольга, — но не все умеют ими пользоваться. Не так просто набрать группы волонтеров. Мало кто знает о нас. Некоторые просто не доезжают. Если за три летних смены мы можем набрать 90 человек, то реально в прошлом году участвовало 45 волонтеров, в этом – 63. Мы не устраиваем отбор, по максимуму берем всех, от 18 до 30 лет и старше.

Сегодня в Европе без участия в волонтерстве вас не возьмут на высокооплачиваемую работу. Во всем мире волонтерский опыт приравнивается к профессиональному. Важно, чтобы и у нас это понимали.

По мнению Ольги Хабибуллиной, волонтерские лагеря – это еще психологическая реабилитация:

--Очень греет душу, когда ты видишь, что зимой белорусские волонтеры из летних проектов встречаются, и ты знаешь, что эта настоящая дружба началась в волонтерском лагере. Это отношения, которые были построены на активном совместном труде и отдыхе. Они настоящие, не поддельные. И поэтому люди приезжают очищенные, с новым видением себя.

И напоследок совет. Начинайте волонтерить как можно раньше. И постарайтесь попробовать максимально все. И чем контрастнее ваша деятельность с вашей учебой или работой, тем лучше!

 

Поменять свою жизнь? Легко! Скинуть с себя привычную жизнь, как … тесные туфли. И сделать хоть пару шагов босиком.

Алла ЖУР, деревня Семково.