Окно в духовный мир

Сумеречный осенний день клонился к вечеру. Серое небо сеяло бесконечным моросящим дождем. Волею случая я оказалась в оптимистичной команде сотрудников «Гаспадынi», которая, невзирая на некомфортную погоду и неблизкий путь, направлялась к красивейшему столичному храму Всех Святых. А шли мы на выставку икон вышивальщицы Галины Курносовой. Слышать слышали восторженные отзывы об этих уникальных работах, а вот видеть их раньше не доводилось.


То, что предстало моему взору, превзошло ожидания. Я словно отрешилась от внешнего мира, окунувшись в атмосферу иного измерения – духовности, высокого искусства, таланта, тонкого вкуса и безупречного исполнительского мастерства. В небольшом уютном пространстве, где расположилась уникальная коллекция, воцарились тишина, спокойствие и благодать… Словно лучезарный свет парил над необъяснимой красоты иконами Матери Божией Владимирской, Казанской, Коложской, Жировицкой, Остробрамской, «Умиление», «Неувядаемый цвет», ликами Спасителя, святых апостолов Петра и Павла, святителя-чудотворца Николая, святого Пантелеймона… Золотые и серебряные нити, жемчуг, кораллы, бисер, камни невероятным образом воссоздали волшебство образов, заставляющих трепетать самые тонкие струны души.


* * *


Жительница Гродно Галина Петровна Курносова, мастер-технолог кожевенного завода, почти 30 лет отдавшая производству, вырастившая вместе с мужем двоих сыновей, даже представить себе не могла, что будет… вышивать «золотом» иконы. Все в жизни шло своим чередом. И вдруг в 47 лет – тяжкий недуг, перестали слушаться руки. Пришлось уволиться с работы и много дней провести в больнице.
Как-то, навестив занедужившую приятельницу, знакомая показала ей маленькие писаные иконы. В понравившихся изображениях Галина Петровна не просто рассмотрела краски и линии, но душой почувствовала исходивший от них свет Вечности. И ей, тяжело болевшей, захотелось оставить на память своим детям и внукам частичку этого света.
…Пришлось очень долго трудиться, чтобы стежки легли ровно, красиво, а больные руки научились удерживать иглу. Золотую нить для первых икон она выдергивала из кусочка индийской парчи. Дело пошло, да только назвать свою работу иконой Галина не осмеливалась, чувствовала: не хватает чего-то   очень важного. Стала изучать церковную литературу, но и этого было недостаточно. Вскоре она вновь оказалась в больнице. Одновременно с ней там проходил лечение священник отец Петр (Калиновский), который благословил начинание мастерицы и стал ее духовным отцом. С тех пор ее жизнь обрела иной смысл.
– Когда закончила первые иконы, – вспоминает Галина Петровна, – захотелось узнать больше о том, что вышиваю. Сыновья подарили энциклопедию иконописи, которая стала моей настольной книгой. Невестка отыскала редкое издание «Сто чудотворных икон». Я раскрыла множество секретов древнейшего искусства – лицевого золотного шитья! С новыми знаниями все пошло по-другому. И теперь, прежде чем взяться за работу, стараюсь подготовиться не только профессионально, но и интеллектуально, а главное, духовно.
Один из непременных этапов такой подготовки – церковная исповедь и испрашивание благословения у батюшки на новую работу. Только так можно создать иконы, открывающие людям окно в духовный мир, пробуждающие лучшие человеческие чувства, заставляющие задуматься о добре и вечности, любви и прощении…
Выбор Галины Петровны во многом изменил ее жизнь, а болезнь отступила. Вдохновленная и словно помолодевшая, она отдалась делу, занявшему в системе жизненных ценностей важное место. Чтобы прочувствовать все душой и сердцем, побывала в Оптиной Пустыни, в Санкт-Петербурге поклонилась Иоанну Кронштадтскому и Ксении Петербургской, в Москве прошла по пути царского крестного хода, посетила православные святыни в Супрасле.
Православные иконы, созданные Галиной Курносовой, выставлялись в Национальном художественном музее Беларуси, в Гродно, Лодзи, Белостоке, Варшаве… Свои труды мастерица жертвует храмам, монастырям, но говорить об этом не любит:
– Дашь тайно, воздастся явно, – поясняет она.
Главный же труд Галины Курносовой – вышитая ею плащаница – хранится в гродненском соборе Всех Белорусских Святых. Над ней она работала (не отходя!) девять месяцев. Тут уж поддержка мужа была основательной, он даже обеды для семьи готовил. Алексей Владимирович увлечение жены поддерживает и словом и делом: натягивает холсты, мастерит рамы, решает бытовые проблемы. Сыновья из поездок привозят нити, бисер. Невестка находит нужные книги.
– В семье стало больше согласия и мира, – говорит Галина Петровна. – В доме теплая, душевная атмосфера. А я работаю с Божьей помощью и молитвой, ведь вышивка икон – это не только творчество, но, прежде всего, труд духовный. И знаете, для меня важны не только красота икон и мой личный вклад. Главное, чтобы люди интересовались историей, восстанавливали православные традиции, славили Господа.


* * *


…Когда я пришла в себя от впечатлений, оказалось, что все посетители давно покинули выставку. А я была даже рада этому обстоятельству. Говорить как раз не хотелось. Хотелось молчать. В одиночестве неспешно пройтись по вечернему городу, поразмышлять о суетности и смысле жизни, о неожиданных поворотах судьбы и непредвиденных возможностях, которые Господь посылает человеку, казалось бы, в самых безысходных ситуациях.


Анна АЛЕКСАНДРОВИЧ,
фото Д. ЕЛИСЕЕВА