Растения-цистерны

Так образно иногда ботаники называют кактусы. Удивительно, что у себя на родине, в пустыне, некоторые из них (например, цереусы) ростом напоминают деревья, вытягиваясь до двадцати метров в высоту и раздаваясь до метра в поперечнике! Их даже срезают, как деревья – большой пилой. С цистернами же их сравнивают за большую водовместимость. Один такой великан может содержать в тканях до трех тонн воды. Пятнадцать двухсотлитровых бочек! Представить подобное даже трудно. Но это – факт.

 Собрать такую массу жидкости в безводной и жаркой пустыне очень даже не просто. Но кактус прекрасно умеет это делать, даже не имея глубоко идущих корней. Зато они простираются у него вширь, в радиусе до тридцати метров. Каждая капелька почвенной влаги или предутренней росы будет немедленно усвоена. Накапливаясь в клетках, с годами постепенно превращаясь в килограммы, центнеры, тонны. В богатый водный запас внутри растения, который помогает ему безбедно существовать в поистине убийственных условиях. Сочные зеленые колоссы в стране зноя и жажды – это ли не чудо!

Зеленые скопидомы (растения с сильно развитой водоносной тканью) ученые именуют суккулентами. Кактусы – наиболее яркие их представители. Это самые жаростойкие растения на Земле. В критические для жизни моменты вода в их организме может образовываться и внутренним путем, как это происходит, например, в горбе верблюда.

Но накопить влагу в сухой пустыне еще не значит выжить. Как ее сохранить под палящим солнцем? Ведь у каждого растения происходит испарение через листья. Совершенно прекратить этот важный (и нужный организму!) физиологический процесс нельзя. Зато ограничить вполне возможно с помощью тех же устьиц (путем уменьшения их числа, открытия только в ночное время), а также защитных волосков, изменения геометрии самой поверхности и т. д. Не случайно форма тела у многих кактусов шаровидная, наиболее рациональная для экономии влаги. Поверхность – ребристая, тенезащитная, а листья у большинства видов превратились в колючки. Они не только мало испаряют, но еще и предохраняют растения от поедания животными.

Результат этих приспособлений налицо. Суточный расход воды, к примеру, у ферокактуса – всего около 0,2 грамма. Его даже близко не сравнишь с березой, которая выпивает до 70 литров в день. Пустынный гигант обходится с влагою так же бережно, как медведь с запасом отложенного для зимней спячки жира. У известного американского селекционера Лютера Бербанка выкопанная из земли опунция провисела на сучке дерева шесть лет и восемь месяцев. Ее пластины завяли. Но когда одну из них посадили в землю, она пустила корни и как ни в чем не бывало продолжила рост. Как будто и не было этих долгих мук в обжигаемом зноем воздухе.

Мировая кактусовая коллекция насчитывает более 3000 видов. Какие только лики не встретишь в этой разномастной компании, которую Карел Чапек характеризует так: «Кактусы имеют форму морского ежа, огурца, тыквы, подсвечника, кувшина, квадратной шапочки священника, змеиного гнезда; они бывают покрыты чешуей, сосками, вихрами, когтями, бородавками, штыками, ятаганами и звездами; бывают приземистые и вытянутые вверх…».

Столь же броска и разнообразна у этих необычных растений окраска цветков, которые появляются, словно виденье, всего на несколько часов. Ряд видов цветет только ночью, и среди них цереусы (змеевидные кактусы). Некоторые из них известны под названием «царица ночи».

Даже опылители у этого чудного семейства своеобразны. Среди привычных к этому делу насекомых можно видеть самых маленьких в мире птичек колибри (весом от полутора до двадцати граммов) и, что еще удивительнее, летучих мышей.

Плоды многих кактусов, а также мякоть стеблей до сих пор употребляются в пищу – в сыром, вареном, сушеном видах. Особенно популярны плоды опунции, напоминающие по форме небольшой лимон. В Мексике изображение ее красуется на национальном гербе.

Кактусы имеют лекарственное, кормовое, строительное значение. Практическое использование кактусов также связано с именем Лютера Бербанка. Ему удалось вывести селекционным путем кактусы без колючек, наиболее соответствующие кормовому назначению. В опытах были изучены десятки тысяч растений со всего мира и миллионы сеянцев. Работа длилась 16 лет. Он пишет, что приходил «разодранный и перецарапанный, и … кожа походила на подушку для иголок – столько торчало в ней колючек». По его признанию, он ни за что на свете не взялся бы за эту работу вторично.

Зато другие были ему благодарны. Джек Лондон, например, любивший испробовать все новое на своем дачном участке, засадил питомцами Бербанка целое поле.

Кактусы всегда играли важную роль в сохранении хрупкого экологического баланса пустынь. Но с этим не считаются контрабандисты, вывозя их большими партиями на продажу. Для охраны этих растений в ряде мест, в частности, в аризонской пустыне США, пришлось создавать даже кактусовую полицию.

Ну, а коллекционеры всего мира в восторге от своих зеленых ежиков. У многих они красуются на подоконнике, как частичка природы, которая радует нас даже в миниатюре.

Рубрику ведет Леонид ЕМЕЛЬЯНОВ, доктор биологических наук