Дерево четырех угодий

Спросите любого, какое дерево ему милее всего в нашем лесу? И я уверен, что многие ответят: береза. А поэты, художники и прочий творческий люд и вовсе от нее без ума. Уж очень красивы белый в черную крапинку наряд ее ствола и ажурная крона, сквозь которую просвечивает небесная лазурь. Свободно опущенные вниз ветви с ворохом мелких листьев – словно зеленая вуаль, накинутая на женские плечи. Изумрудные пряди ее так похожи на девичьи косы. И вся она, как невеста на выданье, излучает какой-то добрый, притягательный свет.

Весело шелестят под ветром ее, словно лаком покрытые, треугольные листочки. Шум их – звонкий, мелодичный, ни с чем не сравнимый. Иногда грустный, но всегда приятный. Его не спутаешь со звучанием других деревьев.

Примерно каждое пятое дерево в нашем лесу – береза. Где только ее не встретишь: в чаще и на окраине леса, в перелесках, на опушках, полянах и вырубках, у озер и рек и, конечно же, у сельских хат. Везде она смотрится великолепно, находясь как бы в одной жизненной связке с человеком. Она остается с ним и у его последнего пристанища – на погосте.

Белоснежная шелковистая кора – самое необыкновенное у обыкновенной березы. Самое восхитительное в ее наряде, который хорошо выглядит в любую пору.

Но почему кора у березы белая, а других деревьев – серая, коричневая, красная, бронзовая? Что за сюрприз преподнесла здесь гораздая на выдумки Природа?

Ботаники ответ давно знают: чудесную белизну придает ей смолоподобное красящее вещество – бетулин. Этот пигмент содержится во всех ее органах. Больше всего его в бересте, верхнем слое коры, который толщиной всего 2­3 мм. Прислонившись ненароком к стволу в темной одежде, можно даже измазаться мучнистой на вид пылью – частичками бетулиновой взвеси.

Но следом напрашивается еще один вопрос: для чего этой лесной жительнице белый цвет, очень редкий среди деревьев? Ведь не для красоты же она в него нарядилась?

Оказывается, такой цвет хорошо отражает тепловые лучи и спасает древесные ткани от солнечных ожогов. Заодно предохраняя их от болезней и вредителей.

Особенно выразителен белый наряд на березе пушистой, произрастающей преимущественно в Полесье. Леса из этих деревьев имеют даже специальное название – бели. Стволы их, действительно, ослепительно белы. Всю жизнь. В отличие от березы повислой, кора которой к старости несколько тускнеет и покрывается трещинами.

Основные виды наших берез (их четыре) – белоствольные. Поэтому так светло в березовой роще. Причем не только днем. Когда гаснут вечерние зори, березы все еще продолжают светиться. А в лунные ночи природная подсветка в березняках настолько хороша, что в них можно читать и писать.

У древних славян береза была одним из наиболее почитаемых деревьев. А в дохристианские времена считалась даже священной – даром богов, оберегающих человека. Берегиней. На Троицу березовыми веточками украшали избы. А молодые девушки наряжали и саму березку, водили вокруг нее хоровод, загадывали желания.

В народе это дерево считается самым веселым и жизнерадостным. Но своими опущенными вниз ветвями оно может выражать и чувство грусти, скорби. Вспомним, сколько таких печальных берез склоняется над братскими могилами наших воинов. Три белолицых сестры растут на мемориале в Хатыни. В те тяжелые военные годы, кстати, сок берез спасал человеческие жизни. Борясь с авитаминозом, его употребляли и бойцы, и население.

И в мирные дни березы преданно служат человеку. Легко дышится в светлом и просторном березовом лесу. Воздух в нем изумительно свеж и здоров. В нем много фитонцидов – веществ, убивающих болезнетворные микроорганизмы. Ну, а сама береза – это целая лесная поликлиника. Один весенний сок его с комплексом биологически активных веществ чего стоит! В старину из него изготавливали даже сахар.

Не меньшей известностью в официальной и народной медицине пользуются почки, листья и пыльца березы. Практически полезно все дерево, включая кору и древесину. Из бересты добывают деготь и изготавливают на его основе лечебные мази, обычное дегтярное мыло или имеющиеся в любой аптеке угольные таблетки.

Целительные возможности и у чаги (вырастающего на стволе трутового гриба) и даже у паразитирующей на березе омелы (тоже, оказывается, лекарь). О знаменитом березовом венике в бане я уже не говорю. Недаром березу иногда называют зеленой сестрой милосердия.

В последнее время из­за рубежа стали приходить сведения об эффективности бетулина и его производных в лечении заболеваний крови, печени, а также при лечении вирусных болезней и рака.

В старину о березе говорили как о дереве «четырех угодий», первое из которых – мир освещать. В наш век лучину заменила лампочка. А вот березовые дрова, не знающие в топке себе равных, еще находят применение. По сей день делают из нее первоклассную фанеру. Еще более ценится в столярном деле березовый кап – твердый наплыв на стволе и корнях.

Живет лесная красавица в среднем от ста до ста пятидесяти лет. В наиболее благоприятной среде дотягивает до 200-­250­-летнего возраста и больше.

Беларусь – страна берез. Широко разбежались они по нашим просторам. И по­прежнему дороги до слез. Как непременные спутники жизни. Как память о детстве. Как самый яркий природный символ родины.

Леонид ЕМЕЛЬЯНОВ, доктор биологических наук