Феликс Шкирманков, г.Славгород.

Такая вот троица

Случилось это в тайге на Охотском побережье в далеком уже 1974-м году. Работал я тогда начальником Хаканджинской геологоразведочной партии. Надо было срочно начинать проходку подземных горных выработок, а опытных горнорабочих крайне не хватало.
Дело было в начале лета, и в это время в Охотск по оргнабору для работы на рыбзаводах прилетали тысячи искателей хорошего заработка. Кого среди них только не было! От демобилизованных солдат до не состоявшихся служителей Мельпомены.
Дал я команду расклеить на территории Охотского аэропорта объявления, что требуются опытные проходчики подземных горных выработок в геологоразведочную партию. «Чем черт не шутит, — подумал тогда я, — а вдруг и повезет?»
Прошла неделя, и, наконец, с очередным вертолетом прилетает группа молодых, с виду не спившихся мужчин. Отбраковываю сразу тех, кто понятия не имеет, что такое подземная горная выработка.
Заходит очередной из прибывших, подает мне паспорт, трудовую книжку. Читаю: Разгильдяев Павел Петрович… Странная какая-то фамилия — несерьезная. Внимательно просматриваю каждый листок, каждую запись в трудовой. Все нормально, никаких подозрительных исправлений или подчисток. Прошу его сказать, чтобы заходил следующий. Смотрю документы — Разлагаев Николай Федорович. С еще большим вниманием, прямо «ем» глазами в трудовой книжке каждую запись, но опять не нахожу ничего подозрительного. Вот только фамилия: тот первый — Разгильдяев, а этот в пару ему — Разлагаев…
Входит следующий. Беру его документы и, прежде чем знакомиться с ними, задаю несколько вопросов. Отвечает спокойно, толково. Раскрываю трудовую книжку и… что за наваждение — Шалопаев Алексей Николаевич.
Попробуйте представить, что я тогда чувствовал!? Хороша троица: Разгильдяев, Разлагаев и Шалопаев! Не хватает еще какого-нибудь Губошлепова — и цирк шапито готов. Но у всех документы в порядке, все работали на подземке.
Поставил я их, как просили, в одно звено горнопроходческой бригады. Попросил горного мастера внимательно присмотреться к ним. Через неделю он докладывает: «Ребята что надо, паспорт забоя не нарушают, замечаний к ним нет». А по результатам квартала их звено выполнило план на 120%.
Вот такая была история. Какое еще надо доказательство, что не имя красит человека?