Сколько человеку нужно лекарств? (Часть 2)

Есть Республиканский центр по медицинской реабилитации и бальнеолечению, который хорошо знают во всех наших городах и весях. Возглавляет его Сергей Корытько, кандидат медицинских наук, заслуженный врач Беларуси. Он долгое время работал в Аксаковщине, где лечились знаменитые люди нашей страны, а потом в клинике научно-исследовательского института радиационной медицины. Кто-кто, а он знает толк в лекарствах, знает, как надо ими лечить человека, когда и в каких дозах принимать.

— Сейчас одно и то же лекарство имеет сто названий, хотя у них одна и та же химическая формула, — говорит Сергей Сергеевич. — Потому что лекарства выпускают разные государства. Вот и Беларусь сейчас начинает заниматься импортозамещением. А своих оригинальных препаратов мало. Поэтому, как правило, берется за основу какое­то известное лекарство. И налаживается его выпуск.

А по поводу того, нужны или нет человечеству 50 базовых лекарств, я не поддержу российского коллегу. Думаю, требуется больше. Ну, хотя бы 150. А 20 тысяч — это уже перебор. И врачи с ними не могут разобраться, и больные путаются. Названия вроде разные, а механизм действия одинаковый, и формула одна.

— Сергей Сергеевич, а что вы думаете по поводу противопоказаний? У любого препарата их несколько. Невольно закрадываются нехорошие мысли.

— Мы проблему эту обсуждали с фармакологами, создавались целые комиссии по лекарствам, которые производятся в мире. Оказывается, фирма обязана все учесть. К примеру, если хоть у одного человека из ста тысяч больных, принимающих новый препарат, появилось какое­то побочное действие — все равно его надо отразить. С одной стороны — это охрана прав потребителей, а с другой стороны, многие из больных, все это прочитав, начинают отказываться от лекарств или просто их выбрасывать. А если и принимают, то с опаской. Принимают и ждут, когда на нем эти предостережения отразятся. Внушение — дело серьезное. И если написано, что у человека голова может закружиться, то она и начинает кружиться. Здесь скользкая грань. Человек имеет право на правдивую информацию, но эта правдивая информация, получается, вызывает побочные действия, которых могло и не быть.

— Вы врач с огромным опытом, ваше отношение к химическим препаратам?

— Все должно приниматься по показаниям. Есть ситуации, где можно обойтись немедикаментозными методами лечения. Например, когда человек имеет какое­то хроническое заболевание или когда не болен, а в стадии предболезненной, тогда помогают физкультура, массаж, ванны, грязи, электропроцедуры, рефлексотерапия. Но не будете же вы туберкулез или брюшной тиф лечить дыхательной гимнастикой. Для этого есть специальные антибактериальные препараты, которые врач обязан назначить. В любом случае врач взвешивает наличие показаний и противопоказаний. Если польза превышает возможный теоретический вред, то врач должен это учесть. Есть разные стадии заболевания. Если гипертония только начинается, то можно обойтись режимом труда и отдыха, прогулкой перед сном, плаванием в бассейне. А если давление за 200, то тут необходимы препараты, которые его снижают. Поэтому однозначного ответа на ваш вопрос нет и быть не может. А чтобы правильно и грамотно лечить людей, должны быть опыт, знания и даже интуиция.

— Но в вашем учреждении химическими препаратами людей не лечат…

— Их дают только в том случае, если нашему пациенту стало плохо. А всех наших посетителей мы оздоравливаем немедикаментозными методами, основанными на природных факторах. Это водолечение, у нас есть своя минеральная вода — отпускается более 20 видов ванн, различные души. Второй наш кит — это грязелечение. Грязи у нас белорусские, украинские, израильские, какие хотите. Третий наш кит — это различные виды лечебной гимнастики, лечебного массажа. Очень широко пользуемся средствами китайской народной медицины.

Но есть золотое правило. Если человек посещает пусть даже сауну, то он обязательно должен идти к врачу. Врач определит, нет ли у него противопоказаний. И даст разрешение на посещение той же парилки. Я вам скажу, любая оздоровительная процедура имеет показания и противопоказания. Их надо учитывать и консультироваться со специалистами. И особенно по приему лекарственных препаратов. Первое: надо ли их принимать? Если надо, то когда и сколько? В какой день? И в какой час? Все пациенты индивидуальны. Что хорошо Иванову, вредно Сидорову. Поэтому все до мелочей должно учитываться. Только так можно достичь положительного эффекта.

А вот мнение известного белорусского кардиолога, профессора, автора книг «Куда ты идешь, человек?», «Непонятный сценарий», «Основы мировоззрения», «Учебник о себе и для себя», «Реалии и иллюзии нашей жизни» Владимира Крылова.

— Нынче жизнь сумбурная. И больные просто наэлектризованные. Им надо, чтобы через день­два ничего не болело, не мучило. А лечение грамотное рассчитано на перспективу. Даже обычный насморк проходит через неделю. Лечишь ты его таблетками или просто на улицу не выходишь.

Раньше, когда организм человека не был напичкан различными химикатами, скажем, пневмония через неделю проходила. А сейчас порог чувствительности совершенно иной. Раньше другим было состояние иммунной системы, гормональной, ферментной. Они были крепче. Что подействовало на них? Прежде всего, замена натуральных продуктов, как народ говорит, химией.

Я не священник, не знахарь, я врач с большим опытом и стажем, и говорю со всей ответственностью: все болезни за грехи наши. Украл, обманул, обругал, завидуешь, злишься, занимаешься непотребством, живешь в страхе и депрессии, тянешь за собой клубок физических и духовных проблем — на это реагируют все твои органы. И реагируют негативно. Вот откуда корни практически всех наших недугов. Болезнь не случайно появилась, ты ее сам заработал.

А как ее лечить? Современная медицина, при всем к ней уважении, часто подходит к человеку не как к сложной многоплановой энергоинформационной системе, не как к настоящему микрокосмосу, а как к примитивному механизму, который можно отремонтировать молотком, отверткой и скальпелем. Поэтому проблемы возникают одна за другой: этот орган вылечили, а болезнь перекинулась на второй, на третий. И так до бесконечности.

Но людей все равно надо лечить. Они уже не могут довольствоваться малым арсеналом лекарств. Им уже не нужна травушка­целительница.

Менталитет заставляет нас все больше и больше быть зависимыми от химии.

— А есть ли пути ухода от химии, Владимир Петрович?

— Есть. Мы знаем, что Иисус Христос лечил людей не таблетками, а наложением рук, пассами. О таблетках с микстурами он не говорил и даже не намекал. Человечество придумало их и, как всегда, неудачно. До сих пор нет эликсира здоровья и живой воды, о которых мечтали алхимики и все знахари мира. Но, обратите внимание, когда Иисус Христос излечивал больных, он всех предупреждал: «больше не греши». В противном случае болезнь может вернуться в том или ином месте или вообще не исчезнуть, если больной не меняет своего отношения к жизни.

В заключение В. Крылов порекомендовал прислушаться к совету сирийского врача Фараджа, который, обращаясь к пациенту, говорил: «смотри, нас трое: я, ты и болезнь. Если ты будешь мне активно помогать, нам вдвоем легче одолеть одинокую болезнь».

Евгений Казюкин